Пиши «по собственному»: почему выросла безработица в Нижегородской области и кто лишился работы — wamba-mamba.ru

Намедни мы выпустили достаточно тревожную новость о том, что за время пандемии в Нижегородской области очень повысилась безработица — о этом отчитался Росстат. Речь о очень серьёзных цифрах: количество людей, сидячих без работы, возросло в регионе лишь за крайние четыре месяца в пару раз. Отойдя от шока, мы попробовали разобраться, что совершенно происходит с безработицей в регионе в целом и что нам ожидать далее.

Рост в геометрической прогрессии

Итоговые числа животрепещущие на конец июля 2020 года впечатляют (в особенности если ассоциировать их с аналогичным периодом 2019-го). Эти 62,3 тыщи человек — и это лишь те, кто обратился в службы занятости, и необходимо учесть, что на данный момент в регионе есть также много людей, которые отыскивают работу без помощи других, не прибегая к помощи профессионалов. В официальную статистику они не входят, а поэтому трудно сказать, сколько в реальности в регионе безработных.

Для больщей наглядности можно также поглядеть хронологию событий. Так, по данным Нижегородстата, в январе–феврале этого года безработица ещё была в границах нормы. Но уже в апреле, когда был введён режим самоизоляции, эта цифра выросла практически втрое. Дальше число оставшихся без работы нижегородцев лишь росло.

Раздельно необходимо отметить, что к концу июля рост числа обратившихся в службу занятости начал понижаться. На данный момент, по данным Нижегородстата, 85% вставших на учёт нижегородцев получают пособия.

Числа, наводящие на плохие мысли

Ранее мы писали о том, что посреди апреля, по данным службы занятости, 181 предприятие Нижегородской области отчиталось о планируемых увольнениях служащих. Тогда была названа цифра всего в 2400 человек, но на самом деле она оказалась существенно больше. Примерно в 20 раз.

Довольно увлекательная деталь: за крайнее полугодие из-за фактического сокращения (к примеру, из-за уменьшения штата) было уволено меньше тыщи человек. А зато «по собственному желанию» с работы ушли практически 33 тыщи нижегородцев. Очевидно, определённый процент от данной числа — люди, которые вправду решили поменять сферу деятельности в этот сложный период.

Но, смотря на эту цифру, есть настоящие основания считать, что таковой выход сотрудникам часто давали работодатели, пользуясь их правовой неграмотностью. Ведь в случае ухода с работы по соглашению сторон (а не «по собственному желанию» — не путайте эти формулировки) и следующего постановления сотрудника на учёт в службу занятости, работодатель должен выплатить ему компенсацию.

Вот, к примеру, что сказал нам прошлый сотрудник одной достаточно большой нижегородской компании, работающей в сфере IT (к слову, не без господряда). В апреле его «попросили» уйти с работы из-за уменьшившихся оборотов, лишь конкретно сокращением это именовать так и не отважились:

— Я так понимаю, вначале наши шефы особенного значения не присваивали «короне», люди нервничали, но всем было по большенному счёту пофигу. Когда начался режим самоизоляции, через две недельки нам в два раза срезали оклад — у клиентов была паника, никто не знал, что созодать, свалились реализации. Поначалу урезали финансирование, а когда сотрудники начали роптать — заваливать доп функционалом. Гласили: «Если желаете зарабатывать, идите в примыкающий отдел и помогайте там». Всех, кто не желал в разгар коронавируса работать из кабинета, просто сходу «попросили», с остальными затянулось до конца апреля. В итоге начальство решило, что загрузки нет и нужно уменьшить по половине служащих из нескольких отделов. На 20 мая было уволено 30 человек, это практически 10% компании. С того времени за месяц уходят от 10 до 20 служащих (это не считая всяких стажёров, которые просто не проходят испытательный срок). Мне давали уйти по собственному желанию, но я настоял на увольнении по соглашению сторон, компенсацию пусть маленькую, но выплатили, — ведает нижегородец, пожелавший остаться анонимным.

Кто на работе больше не нужен

Нижегородстат также подвёл статистику по количеству уволенных служащих в разных сферах. Так, например, наибольшее количество человек лишилось работы в сфере оптовой торговли (которая почему-либо также совмещена с работой автосервисов) — из неё ушли наиболее 7 тыщ человек. На втором месте оказались разные обрабатывающие производства (дерево-, металлообработка и остальные), в данной сфере без работы остались практически 6 тыщ нижегородцев.. Серьёзные кадровые убытки понесла розничная торговля, откуда ушли практически 5 тыщ человек.

Большенный отток людей наблюдается также в сферах образования и здравоохранения. Но тут есть основания считать, что почти все спецы оставили свои рабочие места с началом пандемии, боясь за своё здоровье и сохранность близких. Необходимо отметить, что в этих специальностях практически схожие кадровые утраты — по 4 тыщи человек. Не считая этого, достаточно огромное число уволенных в сфере логистики (1969 человек), пищевого производства (1023 человека), сельского хозяйства (998 человек), производства тс (984 человека).

Отдельной строкой можно вынести сферу муниципальных услуг и общественного обеспечения, откуда ушло 1798 человек. Причём на неё приходится третья часть всех уволенных по сокращению — 293 сотрудника. Выходит, что нижегородское правительство, которое призывало бизнесменов не сокращать персонал и даже поставило это условием получения денежной помощи, само не последовало своим советам.

Львиную долю в армии безработных, по воззрению доктора экономически наук Руслана Вакуленко, составляют работники малых компаний. И причина тут не только лишь в пандемии коронавируса.

— Дело в том, что малый бизнес теряет свои позиции и оказался самым незащищенным в период самоизоляции. Чуток что — они просто не выдерживают и запираются. Соответственно, запираются рабочие места, и эти люди оказываются на улице и пополняют колонны безработных, — объяснил он NN.RU. — Ранее в Нижегородской области любой год формировалось кое-где три тыщи новейших компаний. И приблизительно столько же запиралось. В крайние годы организованных вновь было меньше, а закрывающихся вдвое больше. А эпидемия вымела все остатки. Это отдало значимый прирост безработных. Меры поддержки для малого бизнеса у нас недостаточны. Если мы сравним с мировой экономикой в целом, то меры поддержки в остальных странах существенно выше.

Жизнь налаживается?

По данным портала hh.ru, в крайний летний месяц рынок труда в области начал восстанавливаться по всем направлениям, хотя по количеству предложений о работе пока ниже уровня прошедшего года. Количество предложений о работе возросло на 12% по сопоставлению с сегодняшним июлем, но не подросло в сопоставлении с этим же месяцем прошедшего года. Претендентов на вакансии прибавилось на 2%, а от данных прошедшего года — на 17%.

Больше всего в августе вырос спрос на профессионалов в сферах «Спорт, фитнес, краса» (сходу +64%), «Наука, образование» (здесь тоже впечатляющий рост и +51%), «Туризм, гостиницы, рестораны» (+44%), «Сохранность» (+37%) и «Искусство, развлечение, массмедиа» (+27%). Видимо, сказался переход Нижегородской области ко второму шагу самоизоляции, начало учебного года в очной форме и постепенное открытие фитнес-клубов и салонов красы. Но самыми нужными работниками в Нижегородской области стали спецы по продажам, рабочие, мастера в сфере IT и люди без опыта.

— Таковым образом, мы возвратились к докризисной картине по топ-5 самых нужных посреди работодателей профессионалов. А вот профобласть «Медицина и фармацевтика», которая была одной из самых нужных в прошлые месяцы, ушла на 10-е пространство, — поведала управляющий пресс-службы hh.ru по Поволжью Анна Зубкова.

АвторАлександр Токарев,Ира Видонова

Источник: nn.ru

Ещё новости

Leave a Comment