«Не нашлось ни крови (внутренней средой организма человека и животных), ни фармацевтических средств, ни простого милосердия»: потомственный доктор погибла в столичной поликлинике — wamba-mamba.ru

Журналистка Наталья Барабаш написала в «Фейсбуке» пронизывающий пост о погибели потомственного доктора Галины Орловской в Боткинской поликлинике. С разрешения создателя публикуем его с сокращениями.

Галка Орловская обязана была стать доктором. У нее просто не было выбора

Она засыпала и пробуждалась под дискуссии о ампутациях, раздробленных костях черепа и прободении язвы. Ее отец был блестящим доктором — наилучшим во Владивостоке, Приморском крае, и одним из наилучших — в стране. У него были профессиональные, проницательные, как нос спаниеля, руки. И острый резвый мозг. Те, кто уже погибал, у него выживали. Те, кто никогда не был должен встать с инвалидного кресла, начинали ходить.

СЮЖЕТ

Всё о коронавирусе и карантине

Что Галка будет доктором, никто не колебался.

И она им стала. Избрала аллергологию.

— Мы же любим детективы? — гласила она мне. — Аллергология — сплошной детектив. Знаешь, как время от времени трудно вычислить этот чертов аллергент! Целое расследование!

Когда мы собирались втроем: я, Галка и еще одна наша возлюбленная подружка с юношества Санька, которая стала окулистом, дискуссии шли лишь о нездоровых. Лечении (процесс для облегчение, снятие или устранение симптомов и заболевания). Сложных вариантах.

Один раз она практически выручила от погибели мою сестру. У нее две недельки была температура 39. И ужасное самочувствие. Докторы решили, что у нее — почечное воспаление (Воспаление — сложная местная реакция организма на повреждение). Исцеление не помогало. Позвонили Галке. Она приехала. Осмотрела. Послушала.

— Бегом на рентген! — произнесла. — У тебя в легких хрип!

Оказалось — тяжеленная пневмония…

Да сколько в ее практике таковых случаев! Как-то уже тут, в Москве, когда я в очередной раз уговаривала ее кинуть хотя бы одну работу (в районной больнице она получала за консультации кое-где 7 тыщ рублей), она вздохнула:

— А кто будет с моими бабульками так заниматься! Беседовать. Выпытывать. А позже — мне же самой любопытно.

Ей постоянно было любопытно с нездоровыми. Она любила тщательно говорить любому, откуда берется его болезнь. Как с ней сейчас нужно обращаться. Договариваться.

Нездоровые ее любили. При всем этом Галка, как и ее предки, была совершенно не про средства. Эти блестящие докторы постоянно жили чрезвычайно робко. Галка получала копейки на 2-ух работах. И ничего не брала у пациентов. Честно говоря — думаю, ей даже не чрезвычайно давали. Нездоровые сходу ощущают, когда доктор вылечивает в наслаждение. Как-то к ней пришел очень-очень обеспеченный и чрезвычайно запущенный пациент с стршными язвами и хрипами в легких. Еле дышал. Ему ничего не помогало. Он издержал на исцеление сумму, равную однушке в Москве. Аллергент никто не мог отыскать. Галка 1-ая додумалась, что нужно спросить: что он ест-пьет не намедни приступа, а денька за три до него. Оказалось — аллергия на противопохмельное, у которого таковой длиннющий срок деяния.

— Он хоть для тебя что-то подарил? — спросила я.

Галка засмеялась.

— Нет. Он еще недовольно меня отчитал: «Вы желаете сказать, что я два года ездил по самым драгоценным клиникам, издержал кучу бабла, а вы за полчаса все сообразили?!»

Как-то я спросила Галку: и сколько человек ты выручила? Ну вот так, чтобы реально от погибели?

Она задумалась. Позже засмеялась.

— Не желаю считать. Но с чем там — она кивнула наверх — стать, наберется…

Семь годов назад они с Санькой и с супругами поехали отдыхать в Италию. И там по дороге к Помпеям Галка растеряла сознание прямо в машине. Приехала скорая, отвезла в поликлинику. Ничего не отыскали, но повелели провериться на родине.

Когда опосля той поездки Галка проверилась в Москве, у нее отыскали чрезвычайно страшную раковую опухоль (патологический процесс, представленный новообразованной тканью) в голове. Но операцию сходу созодать не стали. Следили. И весь этот год наблюдений она ничего никому не гласила: ни супругу, ни дочкам, ни нам. Лехе произнесла, что идет на операцию вечерком намедни. Не желала, чтоб все напрасно беспокоились. А нам позже объяснила: я задумывалась, вдруг помру. Леха тогда на даче остается с друзьями, а не один.

По злой гримасе судьбы Лехин друг и их сосед погиб от рака два года вспять. А Галка, невзирая на то, что стала слабая, все так и прогуливалась на свои две работы. Вылечивать. Выручать.

Полтора месяца вспять у нее свалились лейкоциты. Ее положили в Боткинскую поликлинику в 11-е отделение гематологии с диагнозом «острый лейкоз». Отделение лишь 1-ый денек раскрылось опосля того, как было ковидным.

Состояние Галки было тяжелое. Но не критичное. Через три недельки она захворала в поликлинике ковидом.

Кто его внес? Девчонка ли, которую потаенно провела к соседке по палате санитарка? Так задумывалась Галка. Либо кто-то еще.

Захворали все в ее и примыкающей палатах. Позже в остальных палатах. Позже и Галкин доктор.

Ее перевели в специальную зону. С температурой 40. КТ (Компьютерная томография — метод неразрушающего послойного исследования внутренней структуры объекта) демонстрировала ковид. Все четыре взятых теста были отрицательные. Это, к слову, о качестве тестов.

В ковидную поликлинику Галку не брали. В конце концов, через 10 дней ее перевели назад в палату.

И бросили вылечивать. Новейший доктор опосля кликов дочки (говорить с ним можно было лишь по внутреннему телефону) подошел к нездоровой только через денек опосля ее перевода. Заведующий произнес, что спасти Галку могут лишь пилюли, которые есть только в поликлинике в Мониках. Но на амбулаторном лечении (процесс для облегчение, снятие или устранение симптомов и заболевания). Потому они Галку выпишут, а она пусть сходит туда на прием и выпишет для себя лекарства.

Галка тогда уже вставала с трудом и не могла обходиться без кислорода и неизменных переливаний крови (внутренней средой организма человека и животных).

— Она не сумеет дойти до поликлиники! — гласила дочь.

Тогда в гематологическом отделении столичной поликлиники кончилась кровь (внутренняя среда организма, образованная жидкой соединительной тканью. Состоит из плазмы и форменных элементов: клеток лейкоцитов и постклеточных структур: эритроцитов и тромбоцитов).

— Крови (внутренней средой организма человека и животных) нет, — произнес лечащий доктор. — Осталось 5 л. на всю Москву. Сдавайте свою (у родных иная группа), приносите талончики, может, тогда…

Дочь, сама опосля томного заболевания (нарушения нормальной жизнедеятельности, работоспособности), и ее супруг побежали сдавать кровь (внутренняя среда организма, образованная жидкой соединительной тканью. Состоит из плазмы и форменных элементов: клеток лейкоцитов и постклеточных структур: эритроцитов и тромбоцитов). Принесли талончики.
— Крови (внутренней средой организма человека и животных) все равно нет, — произнесли им. — Забирайте вашу мама.

Кровь (внутренняя среда организма, образованная жидкой соединительной тканью. Состоит из плазмы и форменных элементов: клеток лейкоцитов и постклеточных структур: эритроцитов и тромбоцитов) отыскала младшая дочка, которая живет в иной стране. Позвонила знакомой в столичный центр, и кровь (внутренняя среда организма, образованная жидкой соединительной тканью. Состоит из плазмы и форменных элементов: клеток лейкоцитов и постклеточных структур: эритроцитов и тромбоцитов) привезли.

Но не достаточно.

— Может, объявить сбор через «Фейсбук»? — панически спрашивал у меня Галкин зять.

— Я узнавала в центрах. Вроде, есть у их кровь (внутренняя среда организма, образованная жидкой соединительной тканью. Состоит из плазмы и форменных элементов: клеток лейкоцитов и постклеточных структур: эритроцитов и тромбоцитов). — гласила дочь Наташка.

Я взорвалась.

— Скажите этому доктору, что беседуете с ним под диктофон. Пусть он для вас произнесет, куда он посылал запрос и где произнесли, что крови (внутренней средой организма человека и животных) нет.

— А что, есть? — опешил он. — Хорошо, тогда я пошлю запрос…

Другими словами он просто ничего не делал.

(Но с кровью (внутренней средой организма) в Москве, наверняка, и правда плохо, поэтому что я уже дважды лицезрела в ФБ панические просьбы сдать кровь (внутренняя среда организма, образованная жидкой соединительной тканью. Состоит из плазмы и форменных элементов: клеток лейкоцитов и постклеточных структур: эритроцитов и тромбоцитов). И это — позор, естественно. Платите больше донорам. Покупайте не плитку, а препараты крови (внутренней средой организма человека и животных), если ее не хватает. Это глобальная столица, блин!).

Далее был полный кошмар. В пн заведующий орал на Галкину дочь:

— Я вашу мама выписываю! Забирайте ее домой, либо я переведу ее в хоспис!

Галка уже не могла вставать и дышать без кислорода.

Я думаю, сработали звонки в Минздрав. Поэтому что во вторник Галку не выписали. А в первый раз — через недельку опосля перевода из ковид-изолятора — взяли у нее на анализ кровь (внутренняя среда организма, образованная жидкой соединительной тканью. Состоит из плазмы и форменных элементов: клеток лейкоцитов и постклеточных структур: эритроцитов и тромбоцитов). Подчеркну — у нездоровой с острым лейкозом в гематологическом отделении. Все это отражено в ее выписке, к слову.

И оказалось, что кровь (внутренняя среда организма, образованная жидкой соединительной тканью. Состоит из плазмы и форменных элементов: клеток лейкоцитов и постклеточных структур: эритроцитов и тромбоцитов) там таковая, что нужна реанимация. А не амбулаторное исцеление на дому.

— Мы будем готовить ее к реанимации, — произнес доктор.

Хотя по моему представлению реанимация — не то пространство, куда попадают опосля специальной подготовки.

С утра Галка набрала на мобильном номер дочери. А гласить не смогла. Наташка час слушала, как она тяжело дышит, все это время дозваниваясь в вестибюле поликлиники по внутреннему ее лечащему доктору. Он трубку не брал. И к нездоровой, которую готовят к реанимации, не подступал.

Через час Галку все таки увезли в реанимацию. Еще через два часа она там погибла.

— Весьма поздно, — произнесли реаниматологи.

И еще оказалось — ей так и не вылечили ковид, который осложнял болезнь.

Да, ее состояние было тяжелое. Да, с таковым диагнозом изредка живут длительно. Но Галка была готова биться — за полгода жизни, в месяц, за недельку.

А вот докторы биться не захотели. Для потомственного доктора и спасателя жизней не нашлось в этом отделении Боткинской ни крови (внутренней средой организма человека и животных), ни фармацевтических средств, ни простого милосердия.

Мне тяжело это представить и разъяснить.

Читать пост Натальи Барабаш полностью.

Мировоззрение создателя может не совпадать с воззрением редакции

Создателем колонки может стать хоть какой. У вас есть свое мировоззрение и вы готовы им поделиться? Почитайте советы и напишите нам!

НаписатьАвторНаталья Барабаш

Источник: nn.ru

Ещё новости

Leave a Comment