«На твоей стороне»: на Dомашнем стартует сериал о сложной любви киллера — wamba-mamba.ru

Это сложная история отношений людей из полностью различных миров. Нейрохирург Настя случаем оказывается в центре бандитских разборок, и сейчас перед ней стоит сложный выбор: умереть либо стать частью криминального клана, выйдя замуж за киллера Максима. Героиня в отчаянии, но равномерно осознает, что будущий супруг – не свирепый правонарушитель, а заложник событий.

«Петербургский ежедневник» расспросил Дану Абызову, смогла ли ее героиня полюбить человека, который живет по ожесточенным законам, не принятым в обществе.

– Чем «На твоей стороне» различается от ваших прошлых проектов? 

– Во-1-х, объемом работы. Мы снимали сходу два сезона, другими словами 48 серий, при этом в очень сжатые сроки. Ранее в таком режиме я еще не работала, но меня это лишь заинтриговало. Постоянно любопытно кидать для себя вызов – справлюсь я с задачей либо нет. Совладала.

Во-2-х, это весьма увлекательная история отношений 2-ух совсем различных людей. Она про то, что судить человека лишь по поступкам и словам не постоянно верно, время от времени это всего только маска. Принципиально быть чутким и глубоко чувствующим, чтоб рассмотреть истинное под данной для нас маской.

– Вашей героине нравятся нехорошие мужчины?

– Я думаю, девицам нравятся не нехорошие, а отважные мужчины. И герой Дмитрия Ратомского Максим сначала отважный человек. Каким бы нехорошим он ни казался сначала телесериала, по сюжету он все таки стремится быть неплохим. Людские положительные свойства в нем весьма сильны, конкретно они составляют фундамент его личности. Плюс его образ овеян загадкой, которая постоянно завлекает. 

Но, встретив разумеется асоциального человека в настоящей жизни, я бы пробовала осознать его чувства и мотивы лишь в этом случае, если мне было бы нужно
с ним как-то сосуществовать и другого выхода нет. Мне кажется, что люди с асоциальным поведением постоянно кое-чем уязвлены, либо у их какие-то комплексы, либо психологические отличия.

– Поведайте о вашей героине. Какие ее свойства для вас нравятся? 

– Мне весьма импонирует то, что Настя – доктор. Я с огромным восхищением отношусь к людям данной для нас профессии, докторы – это сверхлюди, ведь они выручают жизни.
Для меня большая честь играться нейрохирурга, рада, что хотя бы на съемочной площадке могу соприкоснуться с данной для нас весьма подходящей и принципиальной профессией. 

Сначала истории Настя чисто по-женски доверчивая, но склад мозга у нее математический. Мне нравится, что к сложным ситуациям она может относиться, что именуется, с прохладным сердечком. Мне кажется, конкретно это свойство помогает ей выжить в той сложный истории, в какой она оказалась.

– Для вас было трудно вжиться в роль?

– Особых проблем не было, поэтому что это современная история. Существовать в современных реалиях постоянно проще, чем играться даму из иной эры.

– Вы ранее чего-нибудть знали о нейрохирургии? Было трудно разбираться в мед определениях?

– До телесериала я, естественно, знала о существовании данной для нас области медицины, но одно дело – знать, а другое – внушительно играться роль нейрохирурга. Для того чтоб все
было правдоподобно, с нами работали истинные хирург и нейрохирург. Они консультировали меня по всем мед вопросцам: ведали, для чего же необходимы
те либо другие инструменты, демонстрировали, как их верно держать, наблюдали за тем, чтоб определения произносились верно. Почаще всего я ошибалась на слове
«дефибриллятор». 

В особенности принципиально было их присутствие во время съемок операций, которые делала моя героиня. Они посиживали на площадке и, если я что-то делала не так, сходу
останавливали съемки, поправляли, и мы начинали отрабатывать сцену поновой.

– Ваш проект – это остросюжетная мелодрама, герои которой наверное много стреляют, оказываются в малоприятных ситуациях. Было ли для вас жутко либо неуютно на съемках?

– Морально трудно мне давались сцены с так именуемыми высадками. В кино актеры стреляют, естественно, не по-настоящему, но, чтоб сделать у зрителей иллюзию
действительности, в места, куда должны попадать пули, инсталлируются маленькие бомбочки. Когда снимается погоня с перестрелкой, то эти бомбочки взрываются по ходу движения актеров с соответствующим хлопком. 

И я буквально понимаю, что все это полностью неопасно, что мне ничего не грозит, но все равно чувствую себя весьма неуютно. 

Еще мы снимали сцену пожара, и ради этого пришлось достаточно длительно простоять в небольшом заброшенном здании с кучей песка в дыму и копоти. Огнь был, к слову, реальный. Опосля все были темными, у меня даже в носу все почернело!

Но самыми сложными были для меня сцены с лошадьми, на которых у меня аллергия. Я, естественно, воспринимала противоаллергенные лекарства, но от их весьма направляет в сон. В итоге мне приходилось какими-то просто волевыми усилиями возвращать себя к жизни.

– Для вас просто участвовать в эротических сценах?

– Да. Это лишь на дисплее телека кажется, что меж героями происходит что-то романтическое, интимное. Но в действительности за сиим стоит большая работа со светом и реквизитом. 

На площадке актерам совершенно не до романтики, а уж в нашем проекте и подавно – перед нами стояла задачка снять большой материал за весьма маленький срок, потому все участники действа были сконцентрированы лишь на работе.

– Вышло сработаться с Дмитрием Ратомским?

– Естественно, у актеров просто нет другого выхода. Мы весьма стремительно отыскали общий язык. Работать с ним было любопытно и уютно, надеюсь, ему со мной тоже.

Мой герой – человек, который в один прекрасный момент свернул не туда. Он считает, что можно уничтожить, если есть за что. А когда в его жизни возникает Настя, мы лицезреем, что конкретно она начинает поменять его душу и залечивать те глубочайшие раны, которые он заполучил до встречи с ней,
— Дмитрий Ратомский, исполнитель роли киллера Максима.

Источник: spbdnevnik.ru

Leave a Comment