Анатолий Алябьев: «Мы выступали за флаг, за Родину» — wamba-mamba.ru

— Анатолий Николаевич, до Олимпиады для вас приходилось бывать в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке)?

— Приблизительно за год до Игр в Лэйк-Плэсиде провели предолимпийскую недельку, и я вошел в нашу сборную. Мы прилетели в аэропорт Нью-Йорка из Москвы, и до пересадки на рейс в Лэйк-Плэсид у нас было часов пять-шесть. Пошли погулять и, естественно, воспоминание было весьма мощное. Ранее мы лицезрели Америку лишь по телеку, а когда видишь своими очами, то все по-другому. Небоскребы, большие маркетинговые щиты, море огней…

— Перед Олимпиадой интернациональная обстановка обострилась, СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) ввел войска в Афганистан, начался новейший шаг «прохладной войны». Перед отъездом на Олимпиаду накачка в различных инстанциях была посильнее, чем обычно?

— Нас собирали в Кремле, тщательно инструктировали, выступал глава Госкомспорта Сергей Павлов. Объясняли, чтоб мы вели себя осторожно, прогуливались лишь группами, что вероятны провокации.

— Были провокации во время Олимпиады?

— Провокаций не было, разве что один раз Ире Родниной и Александру Зайцеву сорвали тренировку, задержали их под каким-то предлогом, и их время на катке прошло. Но были всякие агрессивные проделки. Во время парада открытия Олимпиады, когда биатлонист Александр Тихонов нес флаг Русского Союза, было отлично слышно, как с трибуны кто-то орал в рупор на российском языке: «Российские свиньи! Убирайтесь вон! Руки прочь от Афганистана!» Правда, правоохранительные органы этого человека отыскала и принудила умолкнуть. Были на улицах плакаты, на которых нарисована свинья, на ней серп и молот либо наш герб и янки в ковбойской шапке дает данной свинье пинка. А так, в олимпийской деревне все было расслабленно, без провокаций.

— Как тогда писали в нашей прессе, спортсменов поселили в кутузке. Какие там были условия?

— Олимпийская деревня была в кутузке для несовершеннолетних преступников. Ограда высотой в 6 метров, еще четыре-пять кордонов из колющейся проволоки, вышки для часовых. Нас поселили в камерах по два человека площадью приблизительно метров 6  квадратных. В комнате была двухъярусная кровать. Я жил с биатлонистом Александром Ушаковым. Помню, что сборные СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) и Болгарии поселили в блоке H. А вот сборные США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) и Канады, если не ошибаюсь, расположили в гостиницах, а не в олимпийской деревне, а это нарушение Олимпийской хартии. К слову, деревня была разбита на женскую и мужскую половины и даже замужние пары разделили. К примеру, Роднина и Зайцев прогуливались друг к другу в гости, через кордоны.

— Сумрачная была обстановка в кутузке?

— Нет, такового чувства не было. Стенки были раскрашены узорами, был просторный холл, в нем огромные телеки. Весьма отменная была столовая, работала 24 часа, кормили смачно, шведский стол — подходишь, выбираешь для себя, что понравилось. Я тогда удивлялся какие были кухонные плиты — заказываешь яичницу, и для тебя за какие-то 30 секунд повар ее зажаривает. В особенности запомнился, большенный выбор десертов, больше 30 видов. Правда, были особенные меры сохранности, металлоискатели стояли, даже значки, а почти все обожают изменяться значками на Олимпиаде, было просто так не пронести. У нас же, биатлонистов, винтовки. Когда в деревню ворачивались, то было надо затворы с винтовок снимать и сдавать службе сохранности, а те их убирали в камеры хранения. Саша Ушаков один раз запамятовал патроны из магазина вытащить, и когда это обнаружилось, то здесь как здесь оказался южноамериканский журналист, сфотографировал, и через несколько часов вышла газета с фото винтовки, с надписью на цевье «Ушаков», и текстом, что российский биатлонист пробовал пронести в олимпийскую деревню патроны. Мы позже шутили, что Ушаков стал звездой в Америке.

— Были контакты с местными болельщиками?

— С нами работали волонтеры, потомки эмигрантов. Девицы-переводчицы, их семьи эмигрировали сходу опосля революции, да и российский язык сохранили, и имена детям давали российские, и даже у собак были клички Тузик, Шарик. Как мне поведали, в штате Индиана живет четыреста российских семей. Они к нам привязались, болели за нас. Мы им даровали наши сувениры — матрешки, хохломские игрушки. Жалко, что нашу делегацию обокрали и много сувениров пропало. Все это хранилось в трейлере, в фургоне на колесах на автостоянке рядом с деревней, а какие-то бандюганы взломали полы и много подарков утащили. Наше управление обратилось в полицию, но никого не отыскали. А наши тренеры жили в домике около трассы, в этом домике, а не в деревне и мы ночевали перед гонками. Тренеры там сами для себя готовили, поджаривали картошечку с луком и салом, пили чай и не только лишь чай. И с ними сдружился полицейский, который там дежурил, так сдружился, что даже собственный значок подарил, но позже попросил возвратить, у их же эти значки как служебное удостоверение.

— Как вы проводили время меж тренировками и соревнованиями?

— Нормально было, забавно. Мы обожали с хоккеистами нашей сборной в карты поиграть — в дурачины, в козла. Александр Тихонов, Борис Михайлов, Валера Харламов, Валера Васильев, и игрались не хоккеисты против биатлонистов, а смешанными парами. Тихонов очень играл, у него, как говорится, в колоде 5 тузов. Произошел таковой смешной вариант — мы носили шерстяные спортивные костюмчики, такие с надписью на спине «Динамо» либо ЦСКА. И Валера Васильев потихоньку курил в рукав, тайком. И вдруг нежданно к нам зашел Виктор Васильевич Тихонов, основной тренер сборной по хоккею. А Васильев в этот момент как раз курил. Упрятал сигарету в рукав, а Тихонов все не уходит, и рукав задымился. Тихонов стал его ругать, что Валера обещал ему не курить, а тот стал оправдываться, что это не он, что ему рукав кто-то поджег. Хоккеисты, когда мы выиграли золотые медали, просили показать их, а мы им гласили, что у их буквально такие же будут. Как раз 22 февраля прошла гонка в эстафете, которую мы выиграли с утра, а вечерком пошли на хоккей СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) — США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), в каком наши вдруг проиграли.

— Культурная программка была у русской делегации?

— С нами приехали наши возлюбленные артисты — певцы Владимир Винокур, Лев Лещенко, Людмила Сенчина, актер Евгений Леонов. Они для нас выступали, прогуливались на соревнования болеть. Я с Леоновым рядом посиживал на трибуне на хоккейном матче СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) — США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), когда наши в один момент проиграли, Евгений Павлович так расстроился, что зарыдал.

— Америкосы тоже устраивали какие-то концерты?

— В олимпийской деревне был кинотеатр, демонстрировали южноамериканские киноленты. Большой экран, мощнейший стереозвук. Мне приглянулся кинофильм «Челюсти», таковая там акула ужасная, понимаешь, что ненастоящая, что ее для кино сделали, но я в спинку кресла вжимался от испуга. Я «Челюсти» поглядел во время Олимпиады еще раза три, мощное кино.

— Правда ли, что, как вы позже узнали, тренеры не совершенно буквально угадали с акклиматизацией?

— Перед началом соревнований провели контрольную гонку, чтоб оглядеться, продышаться. В ней все сборные участвовали, тогда разрешалось троим от одной страны выступать в гонке, а в контрольной таковых ограничений не было, и сборные СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии), ГДР, ФРГ, Норвегии выставили по 6 человек, полные составы. На трассу вышло практически 100 человек. Бежали не полную дистанцию, а км 17-18. И я таковой неплохой итог показал, так здорово себя ощущал. Но чем поближе старт, тем стал ощущать себя ужаснее. Уже позднее проанализировал, сообразил, что было надо приезжать в Америку не за три недельки, а дней за 10. Иной временной пояс, и к началу Олимпиады произошла переакклиматизация.

— Беспокоились перед стартом в первой гонке на 20 км?

— Я был уже опытнейший спортсмен, 28 лет, но в сборную меня длительно не включали. Тогда весьма мощная была конкурентность в сборной — Александр Тихонов, Володя Аликин, Володя Барнашов. Лишь опосля того, как я выиграл чемпионат СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии), меня взяли в экспериментальную сборную, что поехала на предолимпийскую недельку в Лэйк-Плэсид. Тогда наша сборная безуспешно провела чемпионат мира и решили испытать новейших людей. Я веровал в себя, не было самоуверенности, была конкретно уверенность в собственных силах.

— Для вас удалось выиграть золотую медаль за счет меткой стрельбы?

— На 20 км бежали 67 человек, у меня был 42-й номер. Все побкдители бежали ранее, и мне докладывали, как я отстаю. Я просил не гласить, кто как стреляет, лишь время мне докладывать. За стрельбу я не страшился. И вот перед четвертой стрельбой мне Саша Ушаков гласит, что если отстреляю чисто, то я 1-ый. Тогда и я заволновался. Сделал четыре выстрела, и меня затрясло. Я на крайний выстрел издержал 43 секунды, хотя обычно на всю стрельбу на рубеже уходило не больше 50 секунд. Опустил винтовку, страшился, что ее поведет в сторону, а для нажатия на спусковый крючок тогда было усилие всего 200 граммов, а не 500, как на данный момент. Позже поставил винтовку прикладом на землю, сделал несколько приседаний. В конце концов выстрелил и бежать! А мне Анатолий Васильевич Акентьев орет: «Толя, дружок! Ты выигрываешь 28 секунд!» А бежать было еще два с половиной километра…

— Помните, как вас вещественно поощрили за победы на Олимпиаде?

— Могу отчитаться до копейки (смеется). За золотую медаль мне дали 634 бакса и за бронзовую 200 с кое-чем. Другими словами в общей сумме вышло около полутора тыщ, я часть средств пораздавал — тренерам, оружейнику и остальным людям из сборной. Уже опосля Олимпиады в Москве заплатили по 4 тыщи рублей за золотую медаль, но рассчитали налоги. В итоге я получил 7640 рублей.

— Машинку приобрели на премиальные?

— Для покупки машинки данной суммы не хватало. Желал «Волгу», а она стоила 15 200 рублей. Да еще «Волгу» было не достать. Мне произнесли в Госкомспорте, что волги кончились, но порекомендовали попросить через Министерство обороны. Я же был армейский спортсмен, южноамериканские газеты так и писали: «российский офицер Алябьев», а про Александра Тихонова, который был динамовец, писали «офицер КГБ (Комитет государственной безопасности CCCP — центральный союзно-республиканский орган государственного управления Союза Советских Социалистических Республик в сфере обеспечения государственной безопасности, действовавший с 1954 по 1991 год) Тихонов». Тогда спорткомитет Минобороны возглавлял контр-адмирал Шашкин, он при мне позвонил в Горьковатый, на завод ГАЗ, задал вопрос, нет ли машинки для олимпийского чемпиона, и машинка нашлась. А средств то у меня не много, пришлось реализовать за 5 тыщ «жигуль», что у меня был, и занять еще три тыщи у тренера Пшеницына. Новенькая «Волга»! Я был весьма доволен, а когда слышал про себя, что мне ее «подарили», то хохотал. Мы выступали не за средства. Это на данный момент за победу на шаге Кубка мира призовые 20 тыщ евро, а нам платили 200 рублей. Мы выступали за флаг, за Родину. Такое было время. Я весьма признателен своим тренерам, всем своим педагогам. Признателен армии, которая сделала из меня человека.

Источник: spbdnevnik.ru

Ещё новости

Leave a Comment