Алексей Кудашов: «С Брагиным у меня никаких контактов нет» — wamba-mamba.ru

— Алексей Николаевич, издавна покинули Петербург?

— Нет, месяца полтора вспять. Провел в Северной столице весь карантин.

— Прикипели за эти два года к нашему городку?

— Здесь я скажу дежурные слова. Петербург не может не приглянуться. Красивый город, весьма увлекательный, прекрасный, который принуждает в себя втюриться.

— Когда пришли к мысли, что нужно взять паузу в тренерской работе?

— Так вышло, что сезон остался недосказанным. Никто не мог предугадать эту ситуацию. Наверняка, по окончании сезона решил чуть-чуть поменять обстановку.

— Официальная версия вашего ухода – накопившаяся вялость. Это соединено с завышенными требованиями в СКА и сборной?

— Работа тренера – на детском, взрослом уровне – каждодневный труд и давление. Но, когда возглавляешь СКА и сборную, ты получаешь огромнейшее наслаждение. Это высокий уровень. Наилучшие игроки, наилучшая организация. Поверьте мне, в отдельных клубах, где ставят иногда тоже наибольшие задачки, а амбиции ничем не обусловлены, – приметно труднее. И прессинг жестче. А в СКА было совсем обычное состояние и обычные требования… Просто решил на определенном моменте: необходимо что‑то поменять.

— Вы ушли непобедимым тренером: и СКА, и сборная окончили собственный путь, не проиграв основных схваток. Может, такое достижение добавило для вас радости?

— Нет, естественно. Большая часть не соображало и не вникало, что делалось за этот год, для что. Почти все мне пришлось выдержать, слышал в собственный адресок много безосновательной критики. Приходилось вытерпеть, ведь знаешь, куда движешься. Думаешь, что на финише всем все будет ясно. Тренера постоянно оценивают по конечному результату. А здесь… Команда год готовилась, а ничего не вышло. Потому полное расстройство.

— Не тайна, что к плей-офф СКА набрал лучшую форму. Не считаете, что честнее было бы доигрывать чемпионат? Есть пример – НХЛ, ну и русский футбол.

— Не стал бы ассоциировать с НХЛ. Я не думаю, что у нас есть таковая возможность – играться в одном либо нескольких городках. В Северной Америке другая коммерческая составляющая, там весьма много зарабатывают на телевизионных правах. У нас все‑таки незначительно иная лига. К тому же КХЛ лучше обладала информацией. Есть особые органы, которые изучали ситуацию. Был большенный анализ, совещания.

— Очень игроки СКА расстроились, узнав, что сезон не будет доигран?

— Сначала реакция была обычная – ура, отпуск начинается! А позже сделалось доходить, через денек стали скучать по хоккею. И все, естественно, расстроились. Вы верно произнесли – команда была на ходу. Я не орал во весь глас, что мы можем горы свернуть. Но ощущал, что команда способна биться за кубок по‑истинному. И мы готовы были его выиграть.

— Сложным вам было совмещение постов в государственной сборной и СКА?

— По сути нет. Федерация сделала почти все. Большенный штаб – скаутский, аналитический. Все скооперировано на высочайшем уровне. Тренер не один всем занимается. Много людей, которые помогают и интенсивно работают. Единственное – вольного времени намного меньше.

— По ходу прошедшего сезона вы сделали в СКА молодежное звено Марченко – Морозов – Подколзин с заступником Галенюком, которое сделалось открытием чемпионата. Как пришла эта идея?

— Я не раз гласил, что молодежный чемпионат мира – это тот предел, когда по игроку понимаешь, идет ли он далее со взрослой командой, прогрессирует либо на каком‑то среднем уровне остается. По сиим ребятам было видно, что они войдут в состав на неизменной базе и начнут там развиваться. Кто‑то чуток ранее, кто‑то – чуток позднее. Марченко уже издавна был с командой, стал на ведущие роли выходить. А другие позднее стали подтягиваться.

— Вы, наверняка, лучше всех понимаете, какой потенциал у данной для нас молодежной тройки? Сумеют ли они с течением времени стать фаворитами уже взрослой сборной?

Далековато так заглядывать не буду. На данный момент для их весьма важен сегодняшний сезон. Молодежь постоянно — играет волнами. Есть ряд хоккеистов, которые ярко проведут один год, а позже уходят в тень. Потом могут вновь блеснуть либо навечно затухнуть. На данный момент почти все зависит от того, как с Марченко и его партнерами будут работать и как они будут развиваться сами.

— Вас изумили перемены, которые произошли в СКА в межсезонье?

— Нет. Я знал, что там происходит, и ничего меня не изумило.

— На данный момент у вас есть какой‑то контакт с сегодняшним наставником СКА Валерием Брагиным?

— Нет, никаких контактов и никакого общения.

— Во время вашего ухода вице-президент СКА и ФХР Роман Ротенберг увидел, что уповает на полную загруженность новейшего тренера, который вновь будет занимать две должности. В ваш адресок укол?

— В мой навряд ли. У меня вольного времени не было. Я утром до утра посвящал себя команде. Думаю, это общие слова, которые предполагают такое рабочее время. Это совсем нормально. По-другому быть не может. Чтоб достигнуть результата, нужно много работать. Это теорема, которая касается и тренеров, и игроков.

— Себе уже наметили какие‑то сроки, когда готовы возвратиться к работе тренером?

— Все зависит от предложений. По срокам я уже издавна готов.

— Трудно будет опосля СКА принимать клуб, не имеющий таковых критерий?

— Ничего сложного. Самое основное – провести верный анализ способностей команды, также осознать, в котором состоянии она находится, какой стратегии держится. По ходу сезона я ранее никогда клубы не воспринимал. Но, повторю, если провести верный анализ, то можно все ошибки поправить.

Источник: spbdnevnik.ru

Leave a Comment