Стоимость ужаса: как АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) оказались жертвой массовой культуры и сумеют ли они взять реванш — Naked Science — wamba-mamba.ru

5.2

Когда-то атомная ветвь стала центром экономического бума, сопоставимого разве что с нефтяным. Потом серия странноватых событий привела к нерыночному давлению на нее. В итоге западные игроки начали терять способности строительства новейших АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор). Сейчас часть «атомных» компетенций на Западе утрачена: новейшие АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) строят не всюду, а там, где речь о этом входит, как в Венгрии и Финляндии, часто планируют завлекать незападного исполнителя («Росатом»). Стройку новейших ядерных реакторов силами западных компаний пока выходит неописуемо драгоценным. Почему так вышло и отчего русская атомная ветвь избежала данной судьбы?

Исходя из убеждений науки # атомная энергетика # АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) # экология Выбор редакции ©Росатом

В 1988 году атомная энергетика произвела 17,08% от всей электроэнергии на Земле, а в 2018 году — лишь 10,21%. Общее сжатие ее толики за этот период времени — в 1,6 раза. Сжатие толики атомной энергетики кажется феноминальным.

По правде, мы живем в мире, где все продвинутые страны единогласно считают главной неувязкой глобальное потепление. До 2000-х годов в атмосфере раз в год прибавлялось по 15 млрд тонн СО2 (так как большая часть антропогенной эмиссии поглощается океаном и растениями). Выбросы углекислого газа от 1-го лишь угля равны приблизительно 15 млрд тонн в год.

Исходя из цифр, без сжигания угля глобальное потепление в принципе не сумело бы стать приметной неувязкой. Угольную энергетику полностью могла поменять атомная еще в прошедшем столетии — тогда и масштабы глобального потепления в принципе не достигнули бы нынешних.

Правильно и оборотное: если б атомная энергетика не появилась, а ее киловатт-часы сейчас производили из угля, концентрация головного парникового газа в атмосфере росла бы на четверть резвее: угольные ТЭС выкидывали бы в воздух практически на четыре млрд тонн СО2 в год больше, чем сейчас.

Выбросы углекислого газа в граммах на киловатт-час выработанной электроэнергии с учетом всего актуального цикла (другими словами и издержек материалов при строительстве станций). Отлично видно, что атомная энергетика (12 грамма на киловатт-час) тут в разы уступает не только лишь угольной либо газовой, да и солнечным батареям на крышах домов и даже ГЭС (Гидроэлектростанция — электростанция, в качестве источника энергии использующая энергию водного потока), хотя и некординально отстает от ветряков / ©МГЭИК

Недозволено сказать, чтоб этого никто не осознавал. Еще на Парижском климатическом саммите в 2015 году прозвучала обычная идея: термо электростанции, выбрасывающие углекислый газ, необходимо поменять на «безуглеродные», которые этого не делают. И посреди озвученных безуглеродных видов генерации — ветровая, солнечная, гидро- и атомная энергетика. Совместно их обозначают как «зеленоватый квадрат».

С чисто технической точки зрения кажется естественным, что только первыми 3-мя «углами квадрата» потребности в безуглеродной генерации не покрыть. Большие реки есть не всюду, ветер дует не постоянно, а в глубине материков они изредка добиваются подходящей силы. Пик употребления энергии в странах с умеренным климатом — конкретно в зимнюю пору, когда солнца там катастрофически не много. В конце концов, основная часть всей энергии в внешнем мире приходится на ту, что находится снутри атомов.

Означает, в роли так именуемой базисной генерации атомная смотрится очень многообещающей. Все, начиная от Греты Тунберг и заканчивая генсеком ООН, отмечают, что борьба с конфигурацией атмосферного климата идет очень медлительно. В то же время разумеется, что конкретно АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) резвее всего могли бы понизить выбросы СО2 в атмосферу — а ведь конкретно понижение концентрации углекислого газа было главной темой, которую обсуждали в Париже в 2015 году.

Почему же, невзирая на это, ее толика в мире вот уже 10-ки лет не указывает приметного роста?

Голубым показано количество активных реакторов АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор), вверху их мощность. Приметно, что с 1980-х годов развитие атомной энергетики в мире серьезно замедлилось / ©Wikimedia Commons

Обычно это разъясняют трагедиями: Три-Майл-Айленд, Чернобыль, Фукусима. Как мы покажем ниже, на самом деле спад в массовом атомном строительстве начался до всех масштабных аварий на АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) и не имел с ними прямой связи. Наиболее того, имеющийся опыт аварий подтверждает правоту целого ряда исследователей: АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) — невзирая на Чернобыль и остальное — куда безопаснее практически всех видов электроэнергетики, не исключая ветровую.

Как так вышло, что толика этого вида энергии, некогда испытавшего очень бурный рост, в крайние 10-ки лет снизилась? Каковы были предпосылки такового незаслуженного замедления и почему в дальнейшем ситуация может развернуться на 180 градусов?

Данная статья доступна так же в формате подкаста.

С кем ассоциировать?

Все познается в сопоставлении. Как следует, если мы желаем осознать мощные либо слабенькие стороны какого-то явления, то должны выяснить, каковы мощные и слабенькие стороны его соперников. Кто же были его конкуренты сначала атомный эпохи и сейчас?

Если веровать СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы), в прошедшем энергетика была «грязной», основанной на ископаемом горючем и с весьма малой толикой возобновляемой генерации. На данный момент же строят огромное количество ветряков и солнечных батарей, а «средневзвешенный» киловатт стал много чище. Но сухие факты не подтверждают такового взора на вещи.

Угольная ТЭС в Китае / / ©Wikimedia Commons

В 1971 году 39,52% всей электроэнергии в мире получали из угля, а в 2014-м — 41,1%, другими словами даже больше (в 2018 году — около 39%). На ГЭС (Гидроэлектростанция — электростанция, в качестве источника энергии использующая энергию водного потока) и другие виды возобновляемой генерации в 1971 году приходилось 24,32% всей электроэнергии, а в 2018-м — 25,22%. Выходит, уголь за этот период времени прибавил свою долю больше, чем возобновляемая энергетика.

Сжигая углеводороды (напомним: уголь — не углеводород), люди получали 31,77% всей электроэнергии в 1971 году (тогда — в главном мазут), а в 2018-м — приблизительно 25% (на данный момент это в главном газ). Выходит, с 1970-х толика угля и возобновляемой энергетики практически не поменялась, а вот углеводороды приметно «просели».

Другими словами главным соперником атомной энергетики — и главным видом в мире — был и еще весьма длительно будет уголь, на который в Рф приходится практически 20% генерации (приблизительно в два раза ниже общемировой толики). Как он смотрится на фоне атома?

Подавляющее большая часть из нас ничего о этом не знают, а если и думают, то считают, что пыль от сжигания угля приводит только к легким болезням — и не наиболее того. Но за крайние 10-ки лет целый ряд научных работ вскрыл принципно иную картину.

Уровень загрязнений наночастицами в микрограммах на кубометр. Оранжевым и наиболее насыщенными цветами показан страшный уровень концентрации наночастиц. Темным — весьма страшный. Основная часть электроэнергии в Китае вырабатывается из угля / ©Ventusky.com

Любой человек пропускает через свои легкие по 15 кг воздуха в год. Наши дыхательные пути отлично отсеивают лишь частички крупнее 10 микрометров (сотая толика мм), а все, что мельче (их именуют PM 10 и РМ 2.5), проходит через легкие впрямую в кровь (внутренняя среда организма, образованная жидкой соединительной тканью. Состоит из плазмы и форменных элементов: клеток лейкоцитов и постклеточных структур: эритроцитов и тромбоцитов). В кровотоке эти частички при достаточной концентрации стают центром образования тромбов. Наличие тромбов провоцирует инсульты и, что не наименее небезопасно, инфаркты.

В природе, до возникновения современной цивилизации, таковая ситуация была редкостью. Вне больших пустынь человеку негде схватить «естественные» частички PM 2.5 и PM 10. Неважно какая концентрация PM 2.5, превосходящая 100 микрограммов на кубометр воздуха, очень небезопасна: в британском ее официально именуют «весьма больной» (от 80 и выше — просто «больной»).

Меж тем на спутниковом снимке ниже просто созидать, что в Китае над густонаселенными районами концентрация уходит за 170 микрограммов на кубометр. При всем этом снимки изготовлены в июле 2020 года — а в зимнюю пору концентрация наночастиц в воздухе куда выше, поэтому что в прохладное время года он на 10-ки процентов плотнее и намного беднее по влаге. В наиболее плотном воздухе частичкам проще «плавать», не падая на землю, ну и капли воды в сухом воздухе связывают их много пореже. Подобна картина с PM 10.

К чему это ведет? По подсчетам американских исследователей, такие наночастицы — один из ведущих источников инфарктов, инсультов и ранних смертей в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке). Загрязнение от энергетики там, согласно научным работам на данную тему, приводит к досрочной погибели 52 тыщ человек в год — и подавляющее большая часть этих жертв приходилось на угольную энергетику. В британском таковых людей обозначают как deathprint — «смертельный след» энергетики.

Спецы из Соединенных Штатов говорят, что даже снаряженные действенными фильтрами южноамериканские угольные ТЭС могут приводить к смерти 10 тыщ человек на триллион киловатт-часов выработки. В мире — даже в эру коронавирусного карантина — уголь дает порядка восьми триллионов киловатт-часов в год. Это означает, что если б все угольные ТЭС фильтровали выбросы так же отлично, как южноамериканские, то в мире от их могло быть 80 тыщ ранних смертей в год.

Согласно такому очень оптимистичному сценарию, угольная энергетика убивала бы 1-го человека в 6 с половиной минут. Эту цифру стоит уяснить — она понадобится нам далее, как фундамент для сравнений. Правда, в странах третьего мира угольные ТЭС имеют фильтры слабее, чем в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), и по данной и иным причинам там на триллион «угольных» киловатт-часов приходится не 10 тыщ, а 100 тыщ смертей. Другими словами практически уголь убивает приметно больше 1-го человека за минуту. Общее число ранних смертей от его сжигания оценивают в 800 тыщ в год.

Наверняка, стоило бы еще сказать, что даже те, кто переживает последствия вдыхания спаленных частичек угля, нередко и длительно вылечивают заболевания (нарушения нормальной жизнедеятельности, работоспособности) дыхательных путей, что, к примеру, в Англии стоит 1,7 млрд фунтов стерлингов в год.

В США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) ситуация еще ужаснее: исцеление заболеваний, вызванных ТЭС, обходится в 0,3 триллиона баксов, притом что общая стоимость всей электроэнергии, потребляемой в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) за год, — наименее 0,5 триллиона баксов. Южноамериканские отраслевые спецы убеждены: даже если б угольная энергетика не имела остальных негативных сторон — одни лишь доп сотки млрд баксов, что она принуждает растрачивать на медицину, могли быть достаточной предпосылкой для постепенного вытеснения угля.

Газовые ТЭС намного гуманнее. По оценкам американских энергетиков, они могут вести к досрочной смерти только четыре тыщи человек на триллион киловатт-часов. По всей планетке природный газ дает порядка 4 триллионов киловатт-часов — либо 16 тыщ случаев вероятных ранних смертей в год. Это чуток меньше, чем одна в полчаса. Еще наименее небезопасны ГЭС (Гидроэлектростанция — электростанция, в качестве источника энергии использующая энергию водного потока). Они при повторяющихся трагедиях уносят в среднем 1400 жизней на триллион киловатт-часов собственной выработки.

На этом фоне атомная энергетика смотрится очень неопасно. Как мы уже писали, оценка всех ранних смертей от происшествий на АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) за всю их историю — четыре тыщи, наименее 90 погибших на триллион киловатт-часов.

При этом крайняя трагедия с подтвержденным смертельным финалом была еще в 1980-х, с того времени схожих событий не происходило. Так что было бы неправильно гласить, как будто «атомная энергетика дает два триллиона киловатт-часов в год, означает, в этому году она станет предпосылкой смерти 180 человек» (приблизительно 1-го в два денька). Нет, не станет: нынешние типы реакторов исключают действия типа Чернобыля. Мы писали о том, почему это так, в нашем наиболее ранешном материале. Реальное число жертв на АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) на данный момент равно нулю — и за два денька, и за два месяца, и за два года.

Любопытно, что при сжигании биотоплива число ранних смертей равно 24 тыщам на триллион киловатт-часов — это лучше уровень угля в 3-ем мире, но ужаснее, чем этот же уголь в первом мире.

В таком режиме нулевого deathprint, что и атомная энергетика, сейчас работают лишь большие солнечные электростанции: там неоткуда падать, потому на при их строительстве никто не погибает.

На этом фоне атомная энергетика смотрится так отлично, что сам собой возникает вопросец: почему мировое общество зеленоватых просит ее ликвидации? Представим, их совершенно не заботят сотки тыщ возможных каждогодних жертв термический энергетики. Но вот изменение атмосферного климата их не тревожить очевидно не может. А ведь ТЭС выбрасывают к тому же основную часть углекислого газа, что производит население земли. Из цифр разумеется, что если б не АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор), ситуация была бы намного ужаснее. Что в таковых критериях принуждает зеленоватых идти против атомной энергетики?

Причина ординарна: ужас. Иррациональный, но, как мы покажем ниже, весьма мощнейший.

Начало ужаса

Человек обычно опасается 2-ух вещей: того, что ему незнакомо, и того, с чем он может пересекаться нередко, но не соображает. То, что кажется знакомым и понятным, не вызывает ужаса, даже если оно по-настоящему смертоносно.

Исследователям понятно, что дрова и уголь уносят сотки тыщ жизней в год. Но люди жгут дрова миллионы лет, и они так вошли в обиход, что их никто не опасается. Хоть какой дачник тихо спаливает мусор на собственном участке, хоть какой турист тихо посиживает у костра (время от времени с подветренной стороны). Никчемно разъяснять, что это вредоносно: люди просто произнесут «праотцы наши жгли, и никто не погиб».

Никакие исследования не могут поколебать доверие к тому, что мы считаем обычным. Вспомним курение: 10-ки лет рассказов о вреде никотина не смогли создать население наименее курящим, а вот введение огромных табачных акцизов в крайние 10-ки лет по всему миру — сумело.

Ученые установили, что газ, пылающий на кухне, очень увеличивает возможность артрита (провоцируя выработку «запускающих» его аутоантител в легких). Но никто и никогда не лицезрел протестующих против газовых плит и требующих их подмены электронными. Притом что живущие в домах с электроплитами мучаются артритом на 40% пореже. Газ привычен: он с нами с юношества. Он смотрится понятным — просто еще одним источником огня — и оттого кажется неопасным.

Рентгеновское излучение интенсивно вошло в массовую культуру сначала XX века — как экзотичная мысль некоторых невидимых лучей, позволяющих созидать человека изнутри. «Невидимые лучи» стремительно попали в литературу и кино: «красноватый луч» из повести Булгакова заставлял мутировать гены звериных и преобразовал обыденных змей в опаснейших чудовищ, пытавшихся взять Москву.

Маркетинговый плакат голливудской киноленты «Невидимый луч», вышедшей в 1936 году. Сюжет ленты повествует о безумном ученом, который начал сиять от радиоактивности. Ужас радиации стал пользующимся популярностью сюжетом поп-культуры за 10-ки лет до строительства первой АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) / ©Wikimedia Commons

Западная культура не отставала: довольно посмотреть на иллюстрацию с афиши 1920-х годов ниже, чтоб осознать размах, с которым невидимые «икс-лучи» перевоплотился в всераспространенную киношную страшилку. Расщепление ядер атомов порождает «смертоносное излучение», которое превращает людей и звериных в монстров или убивает их.

Из этого следует: общество было заблаговременно готово к тому, что все связанное с расщеплением ядер будет небезопасным — как в фильмах ужасов. Потому логично, что 1-ое художественное произведение о трагедии на ядерном реакторе вышло в 1941 году — до пуска первого такового реактора. 2-ое последовало в 1942-м.

Не приходится удивляться, что выросшие на западной массовой культуре люди весьма нередко реагировали на идею близкого строительства атомной электростанции очень напряженно. 1-ые протесты против строительства АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) на Западе зафиксированы уже в 1958 году — для начала в Калифорнии. 1-ая атака на атомную электростанцию с внедрением гранатомета была устроена будущим швейцарским парламентарием за годы до Чернобыля.

Может показаться, что реакция более нервно настроенной части общества не имела особенных шансов на фуррор. Трагедии со смертельным финалом на АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) редки, а экономические выгоды от их явны. Да, их мощностью труднее маневрировать, да и угольные ТЭС из-за необходимости разогрева топок «разгоняются» и «тормозят» не стремительно. К тому же в стоимости атомного киловатта основную часть составляет стоимость АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор), а не ее горючего, а ведь стоимость АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) в 1960-х была ниже, чем у термических электростанций. Это означает, что и энергия их была дешевле, чем у угольных ТЭС. Победа новейшей отрасли над углем предопределена?

Так и пошевелило мозгами огромное количество американских компаний, ринувшихся в атомную энергетику и устроивших там реальный бум. В 1960-х Штаты закладывали помногу ядерных реакторов любой год. Как досадно бы это не звучало, вложившиеся бизнесмены ошибались.

Массовые протесты были неэффективны, потому протестующие начали интенсивно находить остальные пути блокировки возведения реакторов. Южноамериканское право дозволяло местным жителям, живущим в районе АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор), подавать групповые иски против их строительства, и на период судебных споров его приостанавливали.

Но фактически все электростанции в мире делают на заемные средства — и если в наше время на Западе стоимость кредита очень невысока, то полста лет вспять она была равна сегодняшней русской, другими словами оставалась достаточно значимой. Это значило, что любой год задержки заставлял платить больше процентов по кредиту, не получая при всем этом средств от самой станции, благо она еще не введена в строй.

В конце концов, недозволено забывать, что сами судьи — люди, они буквально так же прогуливались в кино, где демонстрировали киноленты про страхи, связанные с невидимыми лучами. Соответственно, некие из их тоже были настроены решительно против строительства новейшего вида электростанций.

Решающим для США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) стал 1971 год: тогда один из арбитров принял решение, что власти должны проводить функцию подтверждения экологической сохранности каждой электростанции — вне зависимости от того, подан против нее групповой иск от местных обитателей либо нет. Отныне в Штатах действовала собственного рода «презумпция виновности» против каждой АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор), которую там строили.

Результаты не принудили себя ожидать. Комиссия по атомной энергетике на 18 месяцев совершенно приостановила выдачу новейших лицензий, а когда их начали выдавать вновь, правила резко ужесточили. В 1964-1968 годах вводимые в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) обходились в 1000-1500 баксов (по современным ценам) за киловатт-час, а средний размер реактора был 800-1100 мегаватт. Те АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор), чье стройку началось в 1967-1972 годах, но закончилось до 1978-го, стоили уже 1800-2500 баксов за киловатт установленной мощности. Взлет цен составил 187%, либо 23% в год.

Не считая долговременной процедуры согласования, начались и остальные препядствия. Под напором публичного представления изменили почти все конструктивные решения в реакторах, а сам этот процесс стал приметно медлительнее. Бизнес начал терять энтузиазм к таковым проектам. И не без предпосылки: для реакторов, стройку которых начали опосля решения суда 1971 года, стоимость до 1978 года выросла еще на 50-200%.

Да и это было не все. В 1979 году случилась трагедия на АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) Три-Майл-Айленд. Те станции, что были завершены до нее, в 70-х годах, имеют среднюю стоимость на киловатт мощности в 2,8 раза ниже, чем те, создание которых окончили опосля данной трагедии. Почему цены так взлетели? Поэтому что средний срок строительства таковых АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) возрос в 2,2 раза.

Реакция на происшествие кажется диспропорциональной, лишь если мы забудем о том, что люди уже тогда, до первой приметной на Западе атомной трагедии, были под суровым действием ужаса, который Голливуд и массовая культура крепко связали с АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) еще до того, как 1-ая из их начала работать. Конкретно потому из зоны вокруг АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) Три-Майл-Айленд обычным решением местного губернатора эвакуировали полторы сотки тыщ человек. Естественно, их всех позже возвратили, но сама острота реакции впечатляет.

Президент США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) Картер покидает зону АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) Три-Майл Айленд / ©Wikimedia Commons

Кажется, что это лишная реакция: в трагедии не умер ни один человек даже из персонала станции, никто не получил и приметного вреда для здоровья. Рядом по всем США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) стояли угольные станции, любая из которых безо всяких аварий уносила огромное количество жизней в год, но от их почему-либо никого и никогда не эвакуировали, как не эвакуируют по сей денек.

А вот популяции США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), в силу его беззащитности перед массовой культурой, чудилось совершенно по другому. Согласно опросам публичного представления, наиболее 50% янки были не удовлетворены и действиями властей, и очень, по их воззрению, размеренной реакцией проектировщиков и строителей станции на трагедию.

В итоге с 1978 до 2012 год в Штатах не выдали больше ни одной лицензии на стройку АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор).

Почему мы столько внимания уделяем Соединенным Штатам? Во-1-х, это основная ядерная энергетическая держава и тех пор, и наших дней: в 2019 году АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) там выработали 809 млрд киловатт-часов, а в Рф — 208,7 млрд. Во-2-х, южноамериканский сценарий поочередно повторился во огромном количестве остальных стран.

Возьмем вторую по атомной генерации страну — Францию. В 2019 году она выработала 338 млрд киловатт-часов на АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор), что отдало 70,6% от всей ее электроэнергии. Опосля инцидента на Фукусиме 57% французов в опросах высказались против существования атомной энергетики у их в стране.

Тогдашний президент республики Николя Саркози пробовал защищать атомную энергетику, основываясь на оптимальных аргументах: дескать, на Фукусиме никто не умер, а от термический энергетики люди массово погибают любой год.

Результат его усилий можно было предсказать заблаговременно. В 2012 году были выборы — на их он проиграл Франсуа Олланду, который шел под девизом сокращения толики выработки от АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) с 75% (тогда) до 50% в 2025 году. Очевидно, проигрыш Саркози стал следствием не его атомной политики — та была второстепенной в очах избирателей на фоне других вопросцев. Но конкретно его поражение на выборах обусловило то, что Париж брал курс на сжатие собственной атомной энергетики.

Правда, чисто технические препядствия сделали таковой план трудновыполнимым: замещающие мощности трудно выстроить стремительно. Тем не наименее Франция и сейчас планирует закрыть 14 атомных реакторов и понизить долю ядерной генерации до 50%, хотя и в наиболее длительный срок.

Постепенная утрата Западом позиций в ядерной энергетике

Неувязка состоит в том, что в хоть какой большой отрасли повышение масштабов значит сокращение издержек, а уменьшение масштабов — их рост. До 1978 года в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) было общее атомное стройку, а опосля его фактически не сделалось. Даже разрешение 2012 года дозволяет только отчасти замещать выбывающие из строя старенькые реакторы — ни о каком поддержании сегодняшней толики АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) в американской энергетике речь никто не ведет. Но раз новейшие реакторы не строят массово, любой из тех, что все таки придется выстроить, будет намного дороже, чем ранее: много дороже, чем в 70-х, не то что в 60-х.

Как конкретно — зависит от цены привлекаемого кредитного капитала. Западные банки без охоты дают огромные займы на атомные проекты: те непопулярны в местных обществах и постоянно находятся под риском свертывания по политическим мотивам, в силу зеленоватых протестов. Потому при несубсидируемых кредитах на стройку атомная энергия в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), по расчетам известной денежной компании Lazard, выходит дороже, чем от угля, газа, ветра либо больших солнечных электростанций.

Международное энергетическое агентство охарактеризовывает ситуацию так:

«В развитых экономиках атомная энергетика уже начала равномерно исчезать: АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) закрывают, новейшие инвестиции в их малы».

Если ничего не созодать, утверждает агентство, в продвинутых странах толика атомной энергии к 2040 году свалится на две третьих.

И дело даже не в самих цифрах, а в том, что начать стройку ядерных реакторов поновой будет тяжело. Штаты не возводили их так длительно, что 10-ки лет (с 1980-х до 2012 года) у их профессионалов в данной области просто не было опыта новейшего строительства у себя в стране. Не имея опыта строительства снутри страны, тяжело заработать и на наружных рынках: заказчик охотнее заплатит тому, у кого за плечами стройку АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) в срок на родине.

3-ий реактора АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) Олкилуото был начат постройкой в 2005 году и планировался к сдаче к 2010 году. Но оказалось, что Areva из-за долголетнего перерыва в разработке реакторов не может окончить его в срок. Ряд компонент реактора переделывали не по одному разу. Начало коммерческой эксплуатации блока ожидается лишь в 2021 году, опосля 16 лет постройки. В итоге стоимость энергоблока выросла с 3,7 до 8 млрд евро / ©Wikimedia Commons

А вот пробы возобновления строительства новейших АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) «с нуля» в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), как раз из-за утраты опыта их сотворения, другой раз завершаются грустно. В 2012 году там выдали лицензии на стройку 2-ух реакторов по 1,1 гигаватта в Южной Каролине — это обязано было стать первым строительством такового рода в Штатах за 10-ки лет.

Но скоро оказалось, что недозволено 10-ки лет не создавать настолько непростой объект, как АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор), а позже вдруг взять и начать строить его в срок и по плану. Южноамериканская ядерная ветвь просто утратила такие компетенции. Части реактора не успевали произвести в установленные сроки. Затягивание продолжалось так длительно, что Westinghouse Electric Company, которая вела стройку, поначалу перенесла сроки на два-три года.

Французский реактор такого же типа на АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) Фламанвиль. Стройку начато в 2007 году, окончания не ожидают ранее 2023 года, стоимость взлетела с 3,3 до 12,4 млрд евро. Частичная утрата умения работать в сверхтехнологичной промышленности принудила французскую атомную промышленность заплатить и средствами, и временем / ©Wikimedia Commons

А в 2017 году в один момент сообразила, что «не вытягивает», и объявила о банкротстве. Его предпосылкой она именовала конкретно стройку 2-ух новейших реакторов — общие утраты на их компания оценила в девять млрд баксов. Как подытожила судьбу проекта местная пресса:

«Южная Каролина издержала девять млрд, чтоб вырыть в земле дырку, а позже вновь ее засыпать».

Пока это еще не конец новейшего реакторного строительства в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке): два однотипных энергоблока строят в иной части страны. Опыт каролинской беды как бы учтен, сборку компонент реактора изменили, чтоб не повторить тех же ошибок. Но проект задержан и там — стоимость его достигнула 25 млрд баксов.

Строители признают, что она была бы еще выше, если б правительство не отдало гарантии на 12 млрд баксов по тем кредитам, на которые строят АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор). На этом фоне очень тяжело представить для себя даже замещение сотки американских работающих энергетических реакторов. Строя по паре штук в десяток лет, страна безизбежно столкнется с сокращением их выработки.

Точки атомного роста: Азия и Наша родина?

Как ни удивительно, та же Westinghouse Electric Company смогла выстроить четыре собственных реактора АP 1000 — те же, что не удалось достроить в Южной Каролине — уже в Китае. Причина того, почему в КНР (Китайская Народная Республика — государство в Восточной Азии. Крупнейшее по численности населения государство мира) вышло то, что не вышло в самих США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), — в активном вербовании местных подрядчиков с самого ранешнего шага работ. Уже начиная со второго реактора даже его корпус и парогенераторы делали в Китае, а по наименее критически принципиальным компонентам много поставок «с места» было и во время постройки первого реактора.

Да и для первого реактора корпус делали не в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке), а в Южной Корее (Doosan Heavy Industries & Construction). При этом, снова же, используя почти все китайские комплектующие. Южная Корея же все эти годы не прекращала строить АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) — и не утратила подходящих компетенций.

Наикрупнейшая в мире АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) Кори в Южной Корее производит в год больше электроэнергии, чем вся энергетика Белоруссии / ©Wikimedia Commons

КНР (Китайская Народная Республика — государство в Восточной Азии. Крупнейшее по численности населения государство мира) в крайние 10-ки лет повсевременно заходит в новейшие сложные отрасли при помощи западных технологий, в то же время местные компании весьма желают закрепиться в атомном секторе — как когда-то в 60-х желали южноамериканские.

Их интерес понятен. Там нет судебной системы, позволяющей групповому иску мешать строительству АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор). На выборах навряд ли одолеет партия, обещающая сокращение атомного сектора. А в КПК, очевидно, знают, что термическая энергетика в мире убивает сотки тыщ человек в год — и значимая их часть погибает в Китае. Также в силах оценить большой масштаб трат на исцеление тех, кто все таки не погиб, но чьи легкие и сердечко с сосудами пострадали от наночастиц PM 2.5.

Китайские атомные игроки не находятся под действием ужаса, поэтому что в информационном пространстве Поднебесной этого ужаса в таковых масштабах нет. Чернобыль и Фукусима там воспринимаются просто как трагедии, случившиеся из-за определенных просчетов и определенных наружных причин. По числу жертв их просто ассоциируют с иными видами энергетики, на чем вопросец «нужно ли строить АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор)» отпадает сам собой. Пока Китай не находится под действием ужаса, это дозволяет ему прислушиваться к разумным аргументам и контраргументам.

Наша родина находится в несколько другой ситуации. С одной стороны, в нашей массовой культуре сила ужаса перед атомными трагедиями очень высока. Часть населения вправду верует, что в Чернобыле есть мутанты, не подозревая, как недостоверны могут быть киноленты о нем, и так дальше.

С иной стороны, таковых все таки меньшинство: по данным соцопросов, наиболее 75% населения Рф положительно относится к атомной энергетике, большая часть считают, что ее мощности нужно интенсивно увеличивать. В итоге мы не смотрим такого же масштаба зеленоватых протестов, что на Западе. Это одна из обстоятельств того, почему «Росатом» может продолжать обычное планомерное стройку новейших реакторов снутри страны, не теряя способностей и технологий.

По вертикальной оси мощность строящихся ядерных реакторов. По горизонтальной годы. Отлично видно. что полста лет вспять в строительстве новейших реакторов лидировали страны Запада, а сейчас доминирует Китай, страны Далекого Востока и Наша родина / ©Gerry Runte

Из-за этого компания продолжает получать опыт строительства АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) снутри страны, а цены на создание новейших атомных станций остаются очень умеренными, что дозволяет ей и выигрывать тендеры в внешнем мире. Она повсевременно прорабатывает новейшие проекты АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) — к примеру, ВВЭР-ТОИ, которая по мощности превосходит предыдущие проекты, а по удельной цены обязана быть дешевле. Экспортный портфель компании превосходит 140 млрд баксов, что сопоставимо с объемом русского экспорта вооружений либо зерна.

Это не означает, вообщем, что у отрасли нет остальных заморочек. Дело в том, что потребность экономики в новейших электростанциях быть может значимой, лишь если эта экономика интенсивно вырастает. С 2007 года кумулятивный рост русской экономики очень мал, потому снутри страны нет резвого увеличения спроса на электроэнергию. Сейчас «Росатом» строит всего три атомных реактора (и планирует выстроить еще четыре). А вот забугорные заказы составляют 36 реакторов на различных стадиях строительства.

Компания критически зависит от заказов из-за границы: если их станет меньше, она будет ограничена умеренными размерами внутрироссийского строительства. Один из основных ее заказчиков — Китай, который планирует опосля скопления достаточного опыта перейти на стройку реакторов своими силами.

Точно, есть и остальные рынки: Северная Африка, ряд остальных государств. Но их емкость приметно ниже, как политическая, также финансовая стабильность. В итоге «Росатом» должен совладать: мир велик, и далековато не всюду ужас, индуцируемый массовой культурой, может воздействовать на развитие местной энергетики. В конце концов, атомные планы Китая так грандиозны, что силами одних местных компаний (хотя им и предполагается дать основную долю рынка) покрыть все потребности Поднебесной в новейших АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) пока не удается.

Будущее: многообещающая ветвь энергетики, доступная не многим

Итак, в мире наблюдаются две обратно направленные тенденции. С одной стороны, в США (Соединённые Штаты Америки — государство в Северной Америке) с их соткой реакторов выбывание старенькых очевидно не получится вполне восполнить новенькими. Во Франции толика АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) сокращается, в Германии — тоже, при этом в крайней планируют отрешиться от АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) вполне. В Стране восходящего солнца пока работают только девять реакторов из 54 (вообщем, часть неработающих могут перезапустить).

Южная Корея не готова закрывать имеющиеся АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) и даже строит два из ранее запланированных восьми новейших реакторов, но достраивать другие 6 не планирует. Да, ЕС ведет дискуссии о том, что атомную энергетику нужно бы приравнять к СЭС и ВЭС, но, беря во внимание позиции избирателей в Европе, возможность этого действия очень мала.

Китай планирует к 2050 году иметь до 400 гигаватт ядерных мощностей — больше, чем на сей день есть в мире, и в 1,6 раза больше, чем общая мощность русской энергетики. Эти планы полностью настоящи, поэтому что уголь замещать кое-чем нужно, и АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) для этого смотрятся — в критериях умеренных китайский цен на их — наиболее обычным решением, чем другие. Кино и массовая культура тут на решение страны не влияют, потому, по всей видимости, все будет согласно планам.

Правда, необходимо подчеркнуть, что таковой масштаб атомной энергетики востребует от Китая замыкания ядерного цикла — и стремительных ядерных реакторов. Это принципно другая технологическая линия, которая в Рф представлена БН-800, а для КНР (Китайская Народная Республика — государство в Восточной Азии. Крупнейшее по численности населения государство мира) пока в новинку.

Итак, у атома достаточно хорошие перспективы: такие страны, как Болгария, Венгрия, Польша, Румыния, Франция, Финляндия, Чехия, Эстония, планируют строить атомные реакторы. Ясно, что приметное сокращение выбросов углекислого газа для стран с умеренными доходами проще всего обеспечить за счет объединения строительства новейших солнечных и ветровых электростанций с атомными. 1-ые дают очень переменную выработку, а средств на накопители у развивающихся государств часто нет. Сбалансировать колебания инсоляции и ветра за счет работающих 24 часа АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) — довольно явное решение, и по этому пути пойдут почти все.

Таковым образом, будущее атома смотрится наиболее оптимистично, чем прошедшее либо истинное. Если б массовая культура не устроила атому реальную обструкцию — еще до Три-Майл-Айленда, — в разы подняв стоимость новейших АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор), то скорость наращивания их строительства в мире могла бы таковой же, как в 1960-х. В таком сценарии все главные экономики уже имели бы французскую долю атомной генерации — по 70-75%. И в мире за год дохнуло бы на несколько сотен тыщ человек меньше.

В конце концов, таковая неувязка, как глобальное потепление, просто не появлялась бы в СМИ (Средства массовой информации, масс-медиа — периодические печатные издания, радио-, теле- и видеопрограммы) — поэтому что будь толика атомной генерации в мире хотя бы 50%, уровень СО2 в воздухе мог бы лишь падать, а не расти. Да-да, вы все прочли правильно. Замещение угольных станций атомными технологически и экономически было полностью реально еще в прошедшем веке — если б, естественно, не эпидемия ужаса. Ясно, что при остановке роста концентрации углекислого газа в прошедшем веке потепление просто не достигнуло вправду важного масштаба.

Но на практике таковая эпидемия ужаса шла с самого начала атомной эпохи, а вот замещения угля атомом — напротив, не было. И это значит, что общая стоимость антиатомного ужаса измеряется миллионами жизней — и историей с глобальным потеплением, которая будет повлиять на наш мир, к добру либо к худу, не одно столетие.

Подведем итоги. В силу довольно иррациональных действий, не имеющих беспристрастных научно-технических обстоятельств, страны Запада поспешили с выводами и приметно «подморозили» развитие атомной энергетики. В итоге, как мы проявили выше на определенном примере Южной Каролины, игроки их атомной промышленности стали терять технологии, которые в итоге способны найти безуглеродную энергетику грядущего. Ситуация смотрится в особенности тяжеленной на фоне выводов бойцов с потеплением о том, что без атомной энергетики сдержать выбросы СО2 не получится.

При всем этом предпосылкой утраты западного технологического лидерства в атомной сфере тяжело именовать одни лишь трагедии на АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор). К примеру, рынок строительства новейших таковых станций через 5 лет опосля Фукусимы возвратился к уровню 2010 года, но не для американских и французских игроков. Причина? Недостаточные инвестиции в атомные технологии — вложения, в западных странах упавшие ниже уровня «воспроизводства компетенций» за длительное время до фукусимской трагедии.

В то же время Китай приложил большие усилия, чтоб догнать былых технологических фаворитов. Посреди преимуществ новейших азиатских игроков — наименьшее время строительства станций и, соответственно, наиболее низкая их стоимость.

Модель площадки с энергоблоком ВВЭР-ТОИ. В отличие от имеющихся, таковой реактор сумеет употреблять новое МОХ-топливо, позволяющее понизить потребность в уране / ©rosenergoatom.ru

Наша родина меж тем не останавливала развитие атомной отрасли. На базе имеющихся реакторов на неспешных нейтронах (ВВЭР) возникают наиболее массивные и наименее дорогие проекты вроде ВВЭР-ТОИ. Попутно создаются и так именуемые атомные технологии 4-ого поколения — реакторы-размножители на стремительных нейтронах (БН-800 и многообещающие эскизные проекты), ведут проработку жидкосолевых реакторов и даже ряда технологий термояда в рамках проекта ИТЭР.

В итоге «Росатом» на данный момент — фаворит по строительству АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) за рубежом. Западный бизнес тоже не против участвовать в таком строительстве (что указывает пример его работы в КНР (Китайская Народная Республика — государство в Восточной Азии. Крупнейшее по численности населения государство мира)). Но вот неудача — недоинвестирование в технологии не дозволяет ему выигрывать новейшие тендеры в том же Китае.

Как длительно продлится доминирование Рф на рынке строительства АЭС (Атомная электростанция — ядерная установка для производства энергии в заданных режимах и условиях применения, располагающаяся в пределах определённой проектом территории, на которой для осуществления этой цели используются ядерный реактор) в мире — сказать трудно. Пока ее технологии посреди самых «новых», ситуация навряд ли поменяется. Но тут принципиально не застывать на месте и продолжать совершенствоваться — по другому гонка с азиатскими игроками может закончиться грустно.

Благодарим Госкорпорацию «Росатом» за помощь в разработке материала.

Источник: naked-science.ru

Ещё новости

Leave a Comment